Игорь Петренко и Екатерина Климова:«Разлуки опасны!»

Когда Екатерину Климову и Игоря Петренко с семейством пригласили в парижский Disneyland на празднование его 20-летия, Катя пришла в восторг: «О, вот так подарок! Это же моя детская мечта!»

Знаменитых гостей, приглашенных в Disneyland по случаю праздника, поселили в отель, находящийся прямо на территории парка. Тут сразу же попадаешь в сказочный мир — уже на пороге отеля приезжих приветствуют герои анимационных фильмов. Они в парке повсюду — в кафешках, магазинчиках, можно в компании Микки-Мауса и Дональда прокатиться на поезде. Что касается аттракционов, тут семейство Петренко и Климовой раскололось. Катя и Лиза готовы были кататься на чем угодно, но мальчишек трудно было затащить даже на безобидные карусели. «Вообще-то они у нас ребята смелые, но осторожные, — с улыбкой объяснила нам Екатерина. — И вообще тут такие масштабные, грандиозные аттракционы, что, видимо, маленьким детям они кажутся страшными». «Зато я давно не испытывал такого щенячьего восторга, — подхватил Петренко. — Здесь ощущаешь себя абсолютным ребенком, хочется веселиться, дурачиться, прыгать до потолка».

Отдых был стремительным, но в один из вечеров, уложив детей спать, Катя и Игорь дали интервью корреспондентам.

— Игорь, Катя, вы так нежно смотрите друг на друга, то и дело обнимаетесь, целуетесь. Даже не верится, что вы вместе уже девять лет. Глядя на вас, кажется, что у вас медовый месяц.

Игорь: Да, точно, у нас же не было медового месяца. И вот мы провели его в Disneyland с тремя детьми. Очень романтично и небанально! (Смеется.) А на самом деле мы с Катей так редко видимся, что дорожим каждым днем, когда мы вместе, наслаждаемся каждой минутой. Говорят, что разлуки взбадривают чувства. Но когда неделями, а то и месяцами приходится жить порознь, это опасно. У нас в прошлом году сложилась критическая ситуация. Катя долго снималась в Киеве, совмещая съемки и гастроли с антрепризными спектаклями. Я жил в Питере — там у меня следовал проект за проектом. И не было никакой возможности нам соединиться. Мы вроде бы семья, а вроде как и нет. Я понял, что, если так дальше пойдет, мы просто разойдемся, отправимся дальше по жизни каждый своим путем. Мы с Катей поговорили и решили, что нам надо некоторое время пожить вместе. (Улыбается.) Когда у нее закончились съемки в Киеве, она отказалась от каких-то предложений и приехала ко мне в Питер, мы тогда как раз только начали снимать «Шерлока Холмса». Это было в октябре прошлого года. Дети остались под присмотром нянь и бабушек, которые нам очень помогают. А Катя стала просто женой — ждала меня с работы, готовила домашнюю еду, жарила-парила, стирала, создавала уют в съемной квартире. Периодически мы забирали к себе Матвея и Корнея. Лиза учится в школе, мы ее от учебы не отрывали. Где-то полтора месяца Катя прожила со мной в Питере, и я чувствовал мощную поддержку. Мы убедились, что наши чувства по-прежнему сильны, зарядили друг друга энергией, а дальше полетели в разные стороны. У Кати начались новые съемки. Роль домохозяйки совсем не для нее, она начинает грустить, чахнуть… И хотя мы с женой в настоящее время опять живем в разных городах, но изо всех сил держим связующую нас нить.

Катя: Честно говоря, я уже жду не дождусь, когда этот тяжелый период закончится и наш папа вернется в семью. Мне очень не хватает мужского плеча. Все время себя жалею, когда несу тяжелые сумки из супермаркета, когда самой приходится передвигать дома какую-то мебель. Но поскольку знаю, как тяжело и нервно Игорь сейчас работает, стараюсь его «не кантовать» и не грузить бытовыми проблемами и сложностями.

Игорь: Я очень благодарен Кате за понимание. Хотя хорошо знаю ее эмоциональную натуру и чувствую, что ей порой хочется аж закричать: «Игорь, ну где же ты? Мне нужна твоя помощь!» (Улыбается.) Но она не высказывает никаких упреков. Мы оба понимаем, что это надо просто пережить, перетерпеть. К тому же осталось совсем чуть-чуть. В начале мая съемки «Шерлока Холмса» заканчиваются. И я обязательно устрою себе передышку — хорошо бы отдохнуть недели две. Надеюсь, мы с Катей съездим куда-нибудь вдвоем. Это наша мечта!

— Катя, а вам как удается все совмещать? Вы берете на себя все бытовые проблемы, занимаетесь воспитанием троих детей и при этом активно снимаетесь.

Катя:  У меня отличные помощники — няни, бабушки, но я всегда держу руку на пульсе, все контролирую. Вообще во мне много жизненной энергии. Как говорил мой папа, в советские годы я бы точно была активисткой, пионеркой и комсомолкой. (Улыбается.) И не перестаю стремиться к совершенству. Мне хочется быть идеальной мамой, идеальной женой, в актерской профессии добиться чего-то большего. У меня много всевозможных амбиций. Но пока до идеала мне далеко. Мама я, положа руку на сердце, довольно легкомысленная и безответственная. К примеру, в картине «Свидание», премьера которой как раз ожидается в конце апреля, у нас с Володей Кристовским были какие-то безумные трюковые сцены — мы гоняли на мотоцикле, совершая немыслимые кульбиты. И только на озвучке, увидев себя на экране со стороны, я осознала, что подвергала себя опасности. Ужаснулась: «Неужели это делала я, мама троих детей? Где была моя голова? Как я могла так рисковать?» Мне вообще кажется, что у меня две параллельные жизни. На съемочной площадке — одна, а дома — другая, и они четко разделены.

Игорь: Зато как жена Катя, на мой взгляд, уже близка к идеалу. Со временем она научилась сдерживать свои эмоции, очень старается быть понимающей, мудрой женой. А раньше зачастую наша семейная жизнь напоминала линию фронта, где разворачивалась кровавая борьба за главенство, кто кого «отожмет». (Смеется.)

Катя: У меня есть большая проблема: я хочу, чтобы все всегда было по-моему. А мне достался мужчина, который то и дело повторяет: «Нет, дорогая, всегда по-твоему не будет». Принять это было очень сложно. Я не собиралась сдаваться без боя. Чуть что не по мне, заявляла: «Все, я ухожу!» — быстро собирала вещи, хлопала дверью и уезжала с Лизой к маме. Потом возвращалась, конечно. (Улыбается.) Сейчас у нас все по-другому. Конечно, случаются какие-то ссоры, разногласия. Но при детях мы стараемся не ругаться и вообще не подаем вида, что мы в ссоре. Дети дисциплинируют нас. Бывает, конечно, что я срываюсь, поднимаю голос на детей. Я же живой человек, не робот. Но беру пример с Игоря — он человек сдержанный, немногословный. И я рядом с ним стала поспокойнее.

— А как у вас обстоят дела с чувством ревности? Ведь у каждого поводов хоть отбавляй — оба красивы, успешны, популярны, вокруг столько искушений...

Игорь: Для меня Катя прекрасна и божественна во всех отношениях. Я ею горжусь! И понимаю, что она привлекает мужское внимание — красивая, яркая, интересная женщина. Поэтому ревность во мне периодически возникает. Но я ее в себе давлю. И потом, я на тысячу процентов уверен, что Катя не предаст, она — крепость, не допустит к себе кого-то, кто захочет разрушить нашу семью. А то, что она играет любовь в кино, целуется с партнерами — это издержки нашей профессии. Я, кстати, не смотрю никогда эти ее сцены с поцелуями, не хочется мне на это смотреть. Хотя, по-моему, у Кати в этом смысле гораздо больше поводов для ревности. У меня что ни картина, то откровенные съемки. И жена, в отличие от меня, спокойно смотрит, держится молодцом, она — крутая. (Смеется.)

Катя: Ну разве можно к экранным романам относиться серьезно? Хотя, если по-честному, иногда очень завидую партнершам Игоря, которых он страстно целует, которым красиво и поэтично признается в любви. Закрадываются дурные мысли: «А ведь мне он таких слов не говорит. Может, он меня не любит?» В реальной жизни Игорь редко откровенничает о чувствах, красивые слова — не его конек. Но любовь проявляется не в словах и признаниях, а в поступках. И по тому, как  Игорь относится ко мне, к детям, знаю точно, что он нас любит. Себя не жалеет совсем — работает, не останавливаясь, уже несколько лет ради благополучия семьи. Мне, конечно, хочется, чтобы муж принадлежал только мне. Но приходится все время его отпускать. Как поется в песне Аллы Пугачевой: «Я его не запру безжалостно, крыльев не искалечу. Улетаешь? Лети, пожалуйста... Знаешь, как отпразднуем встречу». Конечно, я понимаю, что Игорь из той категории мужчин, перед которыми устоять невозможно. Красивый, успешный, известный. А одиноких женщин очень много, и, если какая-то из них поставит перед собой цель заполучить Игоря Петренко, ее вряд ли смутит тот факт, что он женат. Поэтому я, видимо, никогда уже не смогу спать совсем спокойно. (Улыбается.) Вообще одиноким женщинам сейчас не позавидуешь: настоящие, достойные мужчины — большая редкость. Я поглядываю по сторонам и вижу, что лучше моего Игоря просто нет, таких больше «не выпускают». Хотя, поверьте, муж-артист — это совсем не подарок. Игорь — человек творческий, увлеченный, с головой погружается в работу, нуждается в уединении. Иногда мне кажется, что он — мой четвертый ребенок.

— Катя, глядя на вас, худенькую, подтянутую, с трудом верится, что вы выносили и родили троих детей. Неужто вы, кроме прочего, успеваете и за внешностью следить?

Катя: Разумеется, стараюсь за собой следить по возможности, у меня есть свой косметолог, массажист. Я с детства была спортивной — занималась боксом, фехтованием, фигурным катанием. Потом стала в бассейн ходить, очень люблю плавать. Но после рождения третьего ребенка даже на плавание времени не хватает. Слишком много суеты! Так что сейчас мой фитнес — это работа и дети. (Смеется.) На съемочной площадке могу легко сбросить пару килограммов, когда роль сложная. К примеру, на съемках картины «Матч» я находилась в таком стрессе из-за эмоционально изнурительных сцен, что сама себя с трудом в зеркале узнавала… Кстати, ем я чаще всего не в течение дня, а по ночам. Когда детей спать уложу, тогда у меня аппетит и просыпается. Няня наша с Украины, готовит очень вкусно и вечно причитает: «Как тебя ноги носят? Совсем исхудала. Поешь хоть что-нибудь...» Вообще заметила, когда я чувствую себя счастливой, выгляжу прекрасно! А сейчас мне очень легко быть счастливой, потому что я молода, успешна, любима, самодостаточна. И уже можно немного выдохнуть — мальчишки подросли, бессонные ночи и бесконечные болячки мы пережили.  Понятно, что расслабляться не стоит. У Лизы переходный возраст не за горами, и важно не потерять с ней контакт. А мальчишек очень хочется воспитать настоящими мужчинами. Они у нас абсолютно разные — и внешне, и по характеру. Матвей лидер, шебутной, хулиганистый, упертый. А Корней этакий философ, весь в себе, спокойный, задумчивый. Хочется, чтобы у наших детей был свой путь, чтобы они состоялись в жизни, чего-то добились и обеспечили мне безоблачную старость. (Смеется.) И как-то подталкивать их к актерской специальности мы не собираемся. У нас с мужем у обоих болезненная любовь к нашей профессии, она неизлечима. И если моим детям эта болезнь по наследству не передастся, я, возможно, только порадуюсь.

— Катя, у ваших коллег Марии Шукшиной и Евгении Добровольской четверо детей. Их пример вас не вдохновляет?

Катя: Ой, не провоцируйте. (Смеется.) Я ни от чего в этой жизни не зарекаюсь. Никогда не говори «никогда». Я вот говорила всем, что никогда не заведу собаку, у меня и так хлопот невпроворот. И что вы думаете? Игорь подарил мне на минувший день рождения щенка дога. Петренко вообще любит делать сюрпризы, невозможно предвидеть, что от него ждать. Я до сих пор толком не знаю человека, с которым живу столько лет.

Игорь: Да, я устроил незапланированное пополнение нашего семейства. (Смеется.) Но, по-моему, эффект неожиданности в жизни должен присутствовать. Все были поражены и довольны. Дети ужасно радовались, и именинница тоже.

Катя: А потом Игорь забрал мой подарок к себе, в Питер. Мотивируя это тем, что с собакой на чужбине ему будет не так тоскливо. Сейчас нашему Артуру восемь месяцев, он уже огромный. Разумеется, он полюбил Игоря всей душой, и тот без щенка жизни не мыслит. Так что Артур хоть и мой подарок, но собака Игоря. А когда мы уехали в Disneyland, к собаке из Москвы в Питер была откомандирована няня детей. Так что у нас забот прибавилось! Главное, чтобы на всех хватило сил, чтобы все это было не в тягость. Хотя чем больше ты отдаешь, тем больше радости и положительных эмоций получаешь взамен. Дети приносят нереальное счастье, когда просто смотришь на них — как они играют, что-то обсуждают, общаются между собой. Кстати, когда летели в Париж, был такой момент. Я смотрела фильм «Мексиканец» — это очень эмоциональное кино, а я зритель сентиментальный, так что слезы текли по щекам рекой. В это время младший сын Корней меня гладил, целовал, а как только пошли титры, снял с моей головы наушники, обнял и сказал: «Ну все, все, все». Этого ощущения защищенности я никогда не забуду.

Добавить сообщение

Авторизуйтесь тут, чтобы оставить комментарий.