Она идет по жизни смеясь

Актрису Екатерину Климову давно зачислили в любимицы фортуны. Все признаки налицо. У нее счастливая семья: муж, брутальный актер Игорь Петренко, и трое детей – дочь Лиза от первого брака и сыновья Матвей и Корней. Это раз. Вполне успешная карьера в кино и театре. Это два. Ну и, в-третьих, она просто выглядит очень-очень счастливой. Похожа ли красивая сказка на реальную жизнь, «Атмосфера» попыталась выяснить у самой актрисы.

Первое впечатление – она вся такая противоречивая! Одна из самых красивых актрис нашего кинематографа, оказывается, с детства была недовольна своей внешностью и лишь в последние годы смирилась и даже полюбила собственное отражение в зеркале.

Она смело жонглирует разными образами в кино и жизни. То она аристократичная княжна Наталья Репнина из «Бедной Насти», а то вдруг отважная санитарка Нина из фильма «Мы из будущего». Одни называют ее роковой соблазнительницей, другие уверяют: тургеневская дива, не иначе. Даже нас она умудрилась обмануть: мы-то ждали в модном мебельном салоне, где должна была проходить фотосессия, брюнетку, поэтому не сразу опознали в изящной блондинке нашу героиню. Так какая же она, Катя Климова? 

Екатерина Климова: «У меня недавно был такой случай: ко мне приехала одна барышня подписывать договор. А вся наша семья последнее время живет за городом: сняли дом в Подмосковье, и нам так понравилось, что мы там и остались по сей день. Так что в квартире я была одна. И вот она разговаривает со мной, а сама смотрит по сторонам: детей-то, о которых так много писали в прессе, нет. Она издалека задает вопрос: «У вас же трое детей, как вы с ними справляетесь?» На что я ей с серьезным выражением лица отвечаю: «Да нет никаких детей, это все пиар-ход». Видели бы вы ее взгляд в этот момент! Причем я понимаю, что она мне верит: да, действительно нет никаких детей, и это все на самом деле пиар-ход. Представляете?»

– Очень даже представляю. Допускаю, что я бы тоже поверила. Сейчас столько придумывают всех этих лжероманов, что уже ничему не удивляешься. Катя, скажите, а вот если брать героинь, которых вы сыграли, с кем из них вы себя ассоциируете?

Екатерина: «Не знаю. Наверное, что-то общее есть с каждой из тех, кого я сыграла в кино и театре. Но это не значит, что я способна на те же поступки, что и мои героини. Я сама еще не знаю, какая же я».

– Я читала, что у вас бабушка – цыганка. Чувствуете кровь горячую?

Екатерина: «Конечно, чувствую. Но во мне очень много намешано кровей, что в моем случае плюс. Начиная с того, что от жаркого солнца я не сгораю, потому что кожа смуглая, и заканчивая какими-то чертами характера. Мне кажется, что из-за такого кровосмешения я сильнее, что ли. Хотя есть, конечно, и минусы».

– Например?

Екатерина: «Я, к сожалению, не умею краснеть, опять-таки потому, что у меня смуглая кожа. Мне это не дано от природы. Я мечтала бы заливаться краской в нужный момент, чтобы в кино – раз! – и покраснеть. Но, видимо, никакая система Станиславского меня этому уже не научит».

– Ну, на съемочной площадке вы и без румянца справляетесь. Недавно я общалась с Владимиром Кристовским, и он рассказал, что снимался вместе с вами в новом фильме и был просто поражен вашей безбашенностью. Не бережете вы себя, Катя…

Екатерина: «Мне кажется, артисты на съемочной площадке немножко превращаются в детей, порой чересчур заигрываясь. Мне недавно попалось интервью Киры Муратовой, так вот, она дала точное определение, сравнивая артистов как раз с детьми – капризными и беззащитными. Я не исключение: так увлекаюсь, так погружаюсь в своих героинь, что если вдруг имеется возможность что-то сделать без дублера, стараюсь ею воспользоваться. Хотя я ругаю своего мужа за то, что он слишком часто отказывается от дублеров, когда сама попадаю на площадку, делаю ровно то же самое: прыгаю в болото, гоняю на мотоцикле… (Катя, как поведал Кристовский, гоняла на мотоцикле, сидя спиной к рулю. – Прим. авт.). Конечно, потом, когда уже вспоминаешь все острые моменты, ужасаешься: «Боже, это ведь так страшно! Это так опасно!» Но во время съемок не осознаешь опасность, страх куда-то отступает. Словом, сначала сделаешь, потом думаешь».

– А в реальной жизни вы способны на безумные поступки?

Екатерина: «Как выясняется, способна. Последний раз я летала на параплане, что для меня точно было безумной выходкой, потому что я панически боюсь высоты. Не знаю, что меня подтолкнуло к этому шагу. Мы были на отдыхе, и я вдруг неожиданно решила: полечу. Причем Игорю пришлось лететь вместе со мной, хотя он тоже этого совершенно не хотел».

– Понравилось в итоге?

Екатерина: «Да, как ни странно, понравилось. Экстрим обнуляет сознание, это точно. После того как ты ныряешь с аквалангом, прыгаешь с парашютом и так далее, все проблемы кажутся такими незначительными…»

– А еще я слышала, что у вас весьма необычное хобби. Я имею в виду увлечение футболом…

Екатерина: «Увы, это уже в прошлом. Понимаете, раньше, когда я ходила на футбол с папой, это была одна история. Сегодня у меня муж, трое детей и безумное количество работы, поэтому я крайне редко отслеживаю даже важные матчи. Но любимчики по-прежнему имеются. Все в моей жизни очень изменилось. Если прежде я могла себе позволить жить только для себя – съездить на ипподром, просто погулять по парку, то теперь из всех увлечений я оставила только СПА-салоны. К сожалению. Но посмотрим: вот подрастут сыновья, может, опять буду ходить на футбольные матчи, уже вместе с ними».

– Поскольку мы выяснили, что трое детей – реальность, а не пиар-ход, задам вслед за той барышней аналогичный вопрос: как удается со всем справляться?

Екатерина: «А мне и не удается со всем справляться. Иногда я даже впадаю в отчаяние, что так редко вижу детей. Но у них у каждого уже своя жизнь. Старшая, Лиза, ходит в школу, уже во второй класс, еще она занимается музыкой и большим теннисом. У Матвея – бассейн. А младший, Корней, пока еще никуда не ходит, проводит большую часть времени со своей няней».

– При выборе имен для сыновей – Матвей и Корней – вы чем руководствовались?

Екатерина: «Матвей – потому что на момент его рождения мы жили на улице Матвеевской. А еще так звали героя, которого Игорь играл в картине «Смерш». Поэтому мы даже не сомневались: отличное имя, давай так и назовем. А вот с Корнеем – другая история, мы долго не могли определиться. У него было такое умное лицо, что в конце концов мы решили, что только это имя ему и подходит. Корней Игоревич Петренко, по-моему, звучит гордо». (Смеется.)

– Ваши сыновья, они разные?

Екатерина: «Абсолютно! Матвей – эмоциональный, вечно в движении, холерик. А Корней – полная противоположность, сангвиник. Хотя характером он в меня. Тихий, скромный ребенок, не требующий к себе особого внимания. Я тоже, будучи совсем маленькой, находилась в каком-то уединении, предпочитала держаться на расстоянии от своих сверстников. По крайней мере моя мама рассказывала, что именно такой я была в раннем детстве. Потом, в школе, я уже перестала быть тихим застенчивым ребенком. Вот там уже началось!»

– Так, уже интересно: и что началось?

Екатерина: «Скажем так: я больше была увлечена не учебой, а тем, что за стенами школы, – улицей с ее лужами и оврагами».

– То есть вы не были примерной отличницей, какой почему-то представляетесь?

Екатерина: «Нет, я не была примерной отличницей, к сожалению. Я не любила школу и считала, что бесполезно трачу время: многое мне никогда в жизни не пригодится. Поскольку у меня гуманитарный склад ума, было понятно, что многие предметы мне не под силу и не понадобятся. Так оно и вышло в итоге. Химия, физика и многие другие науки ко мне никакого отношения не имеют. Про таких, как я, говорят: умом не блещет. (Смеется.) Но я нисколько из-за этого не переживаю. Я считаю, что женщина не должна быть умной».

– Я не ослышалась, Катя, вы сказали «не должна быть умной»? И это мне говорит человек, окончивший театральный институт с красным дипломом!

Екатерина: «Все верно: не должна быть умной. У женщины может присутствовать мудрость, интуиция, но точно не ум. Потому что горе – оно от ума».

– А красивой должна быть?

Екатерина: «Если бог дал, то, конечно, должна. Смотрю я на некоторых женщин в возрасте и вижу, что с годами они становятся только красивее. Возможно, от своих хороших поступков и мы хорошеем. Кстати, я в детстве себе абсолютно не нравилась, хотела все в себе изменить – уши, нос. А сейчас у меня все меньше и меньше остается претензий к своей внешности. Меня все устраивает. Но, знаете, когда у тебя трое детей, думаешь больше не о внешности. Другие страхи появляются. С одной стороны, мне очень не хочется лезть в политику, с другой – я переживаю: какая у моих детей будет жизнь? Сейчас я, к примеру, очень озабочена вывозом мусора. Да-да, не удивляйтесь, я реально переживаю, что же будет завтра. Мы живем в центре Москвы, и я вижу, что вокруг – одни помойки. Переехав за город, я тоже обнаружила массу свалок. Я понимаю, что надо начинать с себя. Поэтому могу похвастаться: я перестала выкидывать окурки из окна! Ну а если серьезно, то понятно, что эта проблема должна решаться на государственном уровне. И я готова ею заниматься. Меня бы даже не испугало, если бы в прессе появился заголовок: «Екатерина Климова – королева помоек».

– Глядя на вас, создается впечатление, что строчка из песни «она идет по жизни смеясь» – про вас. Почему-то кажется, что вам все удается легко и просто: прекрасная семья, любящий муж, удачная карьера. Все так и есть или же вам приходится прикладывать немало усилий, чтобы создавалась такая видимость?

Екатерина: «Вы знаете, иногда ты будто в шорах, ничего не осознаешь: все время бежишь, бежишь, бежишь... Дети одни, я их не вижу подолгу, с мужем тоже не совпадают графики. Но когда останавливаешься, то понимаешь, что действительно так и есть: со стороны моя жизнь выглядит очень даже неплохо – и работы много, и семья прекрасная, и муж замечательный. И ты начинаешь это ценить и понимать, что не зря так всем кажется».

– Тогда вопрос про замечательного мужа. Есть два мнения: одни считают, что когда оба супруга – актеры, это только плюс, всегда есть точки соприкосновения, темы для разговоров. Другие уверены, что такие браки изначально обречены: всегда будет присутствовать конкуренция…

Екатерина: «У меня есть важная поправочка. Игорь в первую очередь все-таки мужчина, а уж потом актер. И актер очень хороший. Хотя, признаюсь, в свое время я не представляла, что моим избранником может стать мой коллега. Но, видимо, мне повезло, что я встретила именно Игоря».

– Вы с Игорем постоянно вместе – и в кино снимаетесь (ждем выхода вашего совместного фильма «У каждого своя война»), и в спектакле в одном играете («Ленинградский романс» – одна из весьма успешных антрепризных постановок). Скажите, это укрепляет отношения? Вот некоторые уверены, что супруги должны отдыхать друг от друга.

Екатерина: «Мы далеко не постоянно вместе. Совместные фильмы и спектакли – это такие песчинки… У Игоря параллельно немало своих проектов, у меня – тоже. И в итоге получаются редкие встречи. Так что совместные съемки и общий спектакль – однозначно только плюс, мы, наоборот, благодаря им и видимся».

– Сколько лет вы живете с Игорем?

Екатерина: «Семь лет. И три года со дня свадьбы».

– Он как-то открылся вам с новой стороны?

Екатерина: «Конечно. Наши взаимоотношения за это время сильно трансформировались. И это так интересно – смотреть, как человек открывается тебе все больше и больше. Причем весьма неожиданно. Ну, например, поначалу я пыталась с ним спорить, отстаивать свою точку зрения. Но со временем поняла: надо делать так, как говорит Игорь. Потому что даже если мне кажется, что это полный абсурд, уже проверено: лучше следовать его советам, хотя я и не понимаю, почему он вечно оказывается прав. Вообще мне повезло еще и в том смысле, что Игорь для меня – ну, не кумир, а авторитет, человек, за которым я тянусь. И прекрасно, что у меня нет никаких шансов обскакать его. Это очень важно для сохранения отношений. Я смотрю по сторонам и вижу, как вокруг нас многие пары поменялись, переформировались. Поверьте, им не позавидуешь. А у меня по-прежнему есть острая необходимость в том, чтобы Игорь был рядом».
Источник: Атмосфера № 108, 2011 г.

Добавить сообщение

Авторизуйтесь тут, чтобы оставить комментарий.